6f851985     

Гончар Олесь - Чары-Камыши



Олесь Гончар
ЧАРЫ-КАМЫШИ
За несколько дней до открытия охотничьего сезона мы уже прикидываем:
куда? Кто знает наилучшие места?
Наилучшие места знает - это нам известно - обермастер Сахно. Нет,
наверное, такого озерца в нашем краю, такого уголка в плавнях, где бы не
пугала уток его богатырская фигура. Но согласится ли обер-мастер в
компанию к нам: ведь он всегда в одиночку, охотник-индивидуалист!
Кроме того, и среди нас тоже есть такие, в том числе и Степа-крановщик,
наш охотничий бригадир, которые неохотно идут на то, чтобы брать с собой
обер-мастера. Поговаривают, что старик с грешком, что норовит на первой
охоте бить с вечера, не дожидаясь утренней зорьки. Кто-то из наших
заводских в прошлом году якобы даже гонялся за ним на Шпаковом, старик
будто и утку тогда не успел подобрать, бросил незаконную добычу, а сам
только зашуршал в камыши. Так и не опознали точно, Сахно то был или не
Сахно.
- А не поймал, не говори, что вор,- заключил Петрович, наш машинист,
сорок лет гонявший заводскую "кукушку" и лишь нынешним летом ушедший на
пенсию. При невзрачной фигуре и маленьком, совсем высохшем лице голос у
Петровича зычный, басовитый, и для нас он имеет особое значение. Петрович
советует пригласить обер-мастера.
- Если и грешил когда в одиночку, то при всех нас...
Совесть разве в нем не заговорит?
- Все ж коллектив,- замечает инженер Левицкий.- Должен будет считаться.
- Пот, вряд ли, вряд ли старик присоединится к нам,- усомнился Аксен,
пожарник из заводской пожарной охраны.- У него "крякуха", а у нас с вами
что?
Впрочем, вопреки сомнениям обер-мастер без особых упрашиваний
согласился присоединиться к нам:
- Одному уже не везет. Может, в компании повезет.
Теперь, когда старик с нами, мы откровенно признаемся, что рассчитываем
на его знание края, на то, что он
покажет нам хорошие, счастливые места.
- Веди нас, Сусанин,- шутит весельчак Костя из прокатного.
- Куда же вас повести? - раздумывает старик, словно колеблется,
достойны ли мы его секретов. Вздохнув, помедлив, наконец говорит с
важностью, с какой-то зага дочной гордостью в голосе: - Поведу я вас на
ЧарыКамыши.
Итак, мы едем на Чары-Камыши! Едем туда, где ждут нас роскошные
охотничьи угодья со светлыми озерами, с душистым сеном, со свежестью и
красотой утренней августовской зорьки!
Что за место эти Чары-Камыши? Буду там впервые, для меня они еще
окутаны тайной, все там неизвестность, и в ожидании дороги я уже волнуюсь,
мной овладевает чувство, подобное тому, которое, наверно, испытывали в
старину мореплаватели, готовясь выйти па своих каравел лах в неведомый им
океан.
Вместо каравеллы завод даст нам видавшую виды полуторку, и в субботу
после обеда, как было условлено, вся наша охотничья компания собирается у
заводских ворот.
В нашей бригаде охотники разного возраста и стажа:
есть ветераны этого дела, такие, как оба они, обер-мастер Сахно и
Петрович, есть помоложе, большей частью бывшие фронтовики, а есть и совсем
новички вроде меня, что попал на завод сразу же после десятилетки и за
плечами у которого ни стажа, ни охотничьих заслуг, кроме продырявленной
вчера па пробах консервной жестянки.
И вот мы вместе. Одеяние на всех странное, смешное Может, это так
нужно, может, утка любит, чтобы человек был как чучело? Я едва узнаю
инженера Левицкого в каком-то кургузом пиджачишке, и длинношеего
Степу-бригадира, вырядившегося в допотопные штаны и старый, совсем
поношенный трофейный китель, и его товарища Костю из прокатного, тоже
фронтовика



Назад