6f851985     

Гончаров Иван Александрович - Письма (1842-1851)



Гончаров И.А.
Письма. 1842 - 1851.
1842
Вл. Н. МАЙКОВ, К. А. МАЙКОВ, И. А. ГОНЧАРОВ,
Я. А. ЩЕТКИН и Ю. Д. ЕФРЕМОВА -
A. H. и Н. А. МАЙКОВЫМ
Начало октября 1842. Петербург
Любезный брат Попочка, принимаясь писать к тебе, я не надеялся найти
перьев и чернил; но по странному случаю в скором времени нашлось то и
другое. От всей души благодарю тебя за письмо; ты не поверишь, сколько оно
доставило мне удовольствия. В пятницу после обеда, возвращаясь из гимназии,
я был встречен обрадованною маменькою, известившею меня о получении из-за
границы писем. На другой день она поручила мне снести писанье твое в
институт; Боже, что там произвел пакет, который я держал в руках! На
Парнасе я встретил Поздееву с плаксивой физиономиею. "Что с Вами,
Кат Фед?" - "Ах, Ангел нездоров, такая тоска!.." - "А я
привез письма из-за границы!" - "Ах, душка, читайте скорее, ах, Аполлон!" -
"Терпение". И я отправился за ширмы к больной тетушке; она лежала в
постеле; письмо твое, которое я ей читал, несколько развеселило ее.
Прибежал Вахрушонок, прочитал твою писульку, и глазки отуманились,
навернулась слезка, другая, третья, пропасть!.. В другом угле послышалось
сморканье; гляжу - и Кат Фед утирает не застывшие перла: "Да
о чем вы плачете, Аренькие нимфочки?" - "Ах, Аполлон Николаевич!.."
Оттуда я отправился к Степану, который также был болен и теперь еще
никуда не выходит. Письма твои и его весьма обрадовали; итак, ты видишь,
что никто не забыл тебя и не уменьшил любви к тебе; напротив, отсутствие
твое увеличило ее еще более. Поздравляю папеньку с поимкою окуней, тебя же
с носом!.. Теперь-то папенька показал свое искусство в рыбной ловле, и
тебе, Попочка, за ним не угнаться. Помните, Papa, как вы тащили на немецкую
удочку эдак шестивершкового штукаря? Мы видали виды. В комнате нашей
произведена перемена; она украшена картинами и проч. Желаю тебе привыкнуть
к какому-нибудь табаку; папенька, я думаю, не ропщет на сигары; а напротив,
верно, ими там очень доволен. Скажи ему (а также и себе), что я не позабыл
его совета и учусь крепко; особенно полюбил латынь; мы переводим теперь
места из разных классиков. Что Серг Вас? поклонись ему от меня
и от всех наших. Нянюшка вам посылает поклоны, с разными прибавлениями. Еще
раз благодарю тебя за совет и за письмо. Варвару Александровну в таможне не
задержали, потому что не на что было накупить товаров; она после
продолжительного вздоха, тако речет: "Ох, были б деньги, так накупила бы!"
- Прощай, друг мой, целую вас обоих крепко-накрепко.
Любящ брат Старик Владимир.
Вы спрашиваете, любезн друг Аполлон, толстею ли я? да: мои занятия
всё те же, то есть я толстею, ленюсь и скучаю, как и прежде, и по
обыкновению показываю вид, что замышляю что-то важное; некоторые верят, а
других, более опытных, увы! не надуешь. С некоторого времени, впрочем, у
меня прибавилось два занятия: 1-е, веду секретную хронику сердечных
институтских дел как секретарь, и 2-е, постоянно лечу мыслию за Вами и за
любезнейш Николаем Аполл и - признаться ли? - терзаюсь
завистию, глубокою и бесплодною завистью, запрещающей мне даже мечтать о
путешествии, для меня решительно невозможном. Шлю и Вам, и папеньке
сердечный поклон, мечтаю о вашем возвращении как о празднике для вашей
семьи, потом для друзей и, наконец, как о празднике для живописи и поэзии.
Помните ли Вы, милый Аполлон, что не одна семья ваша да мы, друзья, ждем
этого праздника? Прощайте, прощайте - не забудьте преданнейшего
Ивана Гончарова.
P. S. Окуни



Назад