6f851985     

Гопман Владимир - Лес За Деревьями



В. Гопман
ЛЕС ЗА ДЕРЕВЬЯМИ
В I960 году в Москве увидела свет невзрачная книжонка в
бумажной обложке, на которой значилось: "Научно-фантастичес-
кие рассказы американских писателей". Так состоялось наше
первое знакомство с фантастикой США. Мы узнали Азимова,
Брэдбери, Саймака, Шекли, еще три-четыре имени. И так уж
сложилось по тем временам, что в течение многих лет внимание
издателей привлекали почти одни и те же американские писате-
ли, работающие в научно-фантастическом жанре, и с их именами
связывалось представление широкого читателя о фантастике
США.
Однако шли годы, появлялись переводы новых и новых амери-
канских фантастов, и становилось очевидным, что привычные
для нас корифеи творили в густозаселенном литературном
пространстве, что отнюдь не умаляет их достоинств - оказыва-
ется, они вовсе не "лес", а только "деревья", за которыми
"лес" начинается.
Мак Рейнолдс - один из таких литературных современников
Азимова и Брэдбери, писатель, которого отечественные любите-
ли фантастики не знают (два-три рассказа в сборниках - не в
счет).
Мак Рейнолдс - один из псевдонимов Далласа Маккорда Рей-
нолдса (1917-1983). У него яркая судьба. Он долго работал в
журналистике - сначала на родине, в Калифорнии, потом за ру-
бежом, объездил практически весь мир - по словам писателя,
он "побывал более чем в семидесяти пяти странах на всех кон-
тинентах и ввязывался там в войны, революции, военные пере-
вороты, за что неоднократно оказывался в тюрьмах", отчего
стал persona поп grata в Марокко, Алжире, Сирии, Ливии,
Египте, Иордании и Саудовской Аравии.
Первый фантастический рассказ Рейнолдс напечатал в 1950
году, а первый роман, "Дело о маленьких зеленых человечках",
- в 1951.
Незадолго до смерти Рейнолдс так вспоминал о начале свое-
го пути в литературу: "... начав писать фантастику (а обра-
тился я к ней, движимый интересом к будущему нашей цивилиза-
ции), я скоро понял, что если заниматься ею серьезно, то на-
до иметь .основательный научный багаж. Я был мало знаком с
естественными дисциплинами, тогда как социальные науки - и
особенно политическая экономия - привлекали меня всегда.
Многие фантасты впечатляюще описывают путешествия, превышаю-
щие скорость света, колонизацию галактик, превращение мате-
рии - и мир, возникающий в результате этих событий. Но како-
ва социоэкономическая сущность такого гипотетического буду-
щего (чаще всего оно изображается как феодализм - галакти-
ческие императоры, графы и бароны с лазерными мечами)? Прак-
тически никто не пишет о средствах производства, финансовой
системе, классовой структуре этого общества. Американская
фантастика становится близорукой, когда речь заходит о таких
материях. Впрочем, советская фантастика страдает тем же: ее
авторы убеждены, что их коммунистический рай наступает как
будто сам собой, сразу после капитализма (или же минуя его).
Если же советский автор попытается экстраполировать в буду-
щее политической экономии, то шансов на публикацию у него
практически не бывает. И то, что мы, фантасты, живущие в
свободном мире, не используем такой прием, на мой взгляд,
весьма обедняет жанр".
Такой, прямо скажем, не совсем обычный для американского
фантаста интерес к социально-политическим проблемам во мно-
гом объясняется происхождением Рейнолдса. Его родители - а в
последствии и он сам - были членами Американской социалисти-
ческой партии, а отец писателя дважды баллотировался от нее
на пост президента США. Однако Рейнолдсу, по его собствен



Назад