6f851985     

Гор Геннадий - Аппарат Аристотеля



Геннадий Гор
Аппарат Аристотеля
Аристотель?
Я долго не мог привыкнуть к этому знаменитому имени, глядя на того, кто
его носит.
Настоящая его фамилия была Аристо. Частицу "тель" добавили насмешливо
приятели, и она приросла к его имени, как прирастает живая ветка к чужому
дереву.
Мы проходили аспирантуру в Институте ультрасовременных проблем. Жили в
одном и том же этаже аспирантского общежития. Тогда мы виделись часто,
пути наши пересекались ежедневно, и мы перекидывались случайными, ничего
не значащими фразами. Но однажды под видом случайности нечто значительное
коснулось нашего сознания. Казалось, на одну секунду приоткрылась бездна
под нашими ногами и снова закрылась. Аристотель спросил меня:
- Ну, признавайся! С кем ты сейчас хотел бы встретиться и поговорить.
Я назвал одно из самых крупных имен планеты, имя физиолога и философа,
жившего в Томске и славившегося своей недоступностью.
Аристотель рассмеялся.
- Желание, которое все же можно осуществить.
- А ты с кем хотел бы сейчас встретиться? - спросил я.
Тень глубокой и насмешливой мысли пробежала по лицу моего собеседника.
- Понимаешь, Воробьев, - сказал он, - я хотел бы встретиться с самим
собой.
- Ты? С собой? Ничего не понимаю!
- Слушай. И не перебивай. Я все объясню. Мне хотелось бы встретиться с
тем человеком, которым я буду через тридцать лет.
- Но это невозможно. Тридцать лет - это ведь не тридцать минут.
- Как знать, - сказал он тихо, словно бы не мне, а самому себе. - Как
знать!
На меня его мысль тогда почти не произвела никакого впечатления.
"Тридцать лет пройдут, - подумал я, - и ты встретишься с собой,
Аристотель, Но вряд ли тебе доставит удовольствие эта встреча".
Да, так я думал. Я не подозревал, что не ему, Аристотелю, а мне,
Виктору Воробьеву, удастся познать невозможное и встретиться с самим
собой. Но об этом позже. Мне нужно сначала подготовить читателя, да и
самого себя, чтобы как-нибудь объяснить этот парадокс. Того, кто его
осуществил, уже нет в живых. Судьба, если мне разрешат употреблять это
древнее, давно вышедшее из употребления слово, не дала Аристотелю того
срока, которого требовал его продолжительный эксперимент. Он умер рано.
В институте про Аристотеля говорили, что он разбрасывается, словно
подражая своему великому тезке. Он занимался физиологией, психологией,
биофизикой, теорией информации, математикой. Но главные его размышления
были направлены на другое. Его интересовало то, что не укладывается в
рамки ни одной науки, - сама жизнь, человеческое бытие.
Он говорил мне:
- Глазами человека сама природа и история как бы взглянули на себя.
Совершилось чудо: мысль и действительность встретились.
- Уж не хочешь ли ты сказать, - перебил я его, - что у природы была
цель? Человек - сын закона больших чисел, сын вероятностей. Не только сын
матери и отца, но и потомок случая.
- Потомок случая? - он повторил эти слова. Они, по-видимому,
понравились ему. С тех пор он стал меня так называть. Но я не сердился.
- Потомок случая, - говорил он. И глаза его смеялись.
Еще в середине XX века один математик сказал, что проблема времени
всегда заводила в тупик человеческий разум. Уж не ставил ли Аристотель
своей целью вывести разум из этого тупика?
"Прошлое никогда не возвращается?" Он написал эти слова на листе бумаги
и повесил на стене своей комнаты над письменным столом. В конце фразы, я
не мог не обратить на это внимания, вместо точки стоял вопросительный
знак.
Я не удержался и спросил его, показывая на стену:
-



Назад