6f851985     

Гор Геннадий - Глиняный Папуас



ГЕННАДИЙ ГОР
ГЛИНЯНЫЙ ПАПУАС
Фантастическая повесть
Вы читали научно-фантастическую повесть про мальчика?
Нет? Не читали? Ну, ладно, об зтой повести я скажу потом, в
конце. А сейчас я расскажу о не менее важном происшествии
которое недавно случилось.
Мой двоюродный брат Володя утверждает, что такие проис-
шествия случаются не чаще, чем раз в десять тысяч лет. Но я
все-таки хочу рассказать про этот случай. Я ведь был его
свидетелем. Случай произошел в музее. Еще когда мы поднима-
лись по лестнице, я обратил внимание на чудовище с тремя ру-
ками. Я показал на него Витьке Коровину, но Витька усмехнул-
ся, как всегда, когда он хотел кого-нибудь осадить или пос-
тавить на свое место:
- Самый обыкновенный южно-восточный бог.
Витька все на свете считал обыкновенным.
- А почему у него три руки?
- А почему у тебя две? - спросил Витька.
Мы прошли зал, потом еще два зала. Поднялись, потом снова
спустились. Там, куда мы пришли, была тишина - особая, самая
тихая, какая бывает только в музеях.
У стены стояли голые папуасы, чуть наклонившись, словно
кого-то преследуя. Но даже издали было видно, что они не
настоящие и сделаны довольно грубо из глины. Каждый из них
держал в руках натянутый лук со стрелой. Стрела и лук были
настоящие, в этом даже Витька не сомневался.
Марья Александровна, наша географичка, показывая на папу-
асов, объясняла бодрым и радостным голосом:
- За это мы должны быть благодарны Миклухе-Маклаю. Вели-
кий русский путешественник... Морозов! Перестань жевать!
Здесь музей!
Мы стоим, слушаем, рассматриваем туземцев, утварь и стре-
лы. Переглядываемся. Перепелкин, спрятавшись за широкую спи-
ну Сидорова, показывает нам рожки.
И вдруг тишину нарушил громкий крик. Мы оглянулись и ви-
дим: в грудь Витьки Коровина вонзилась стрела и дрожит.
Марья Александровна кинулась и скорей стала вытаскивать
стрелу, но стрела, как нарочно, не вытаскивалась.
- Кто это сделал? - голос у Марьи Александровны был уже
не радостный. - Кто? Лучше сознайтесь!
Она подумала, что это кто-то из нас. Но оказалось, что
это глиняный папуас выстрелил. Сам, без всякой помощи. Прои-
зошло редкое, почти невозможное явление, однако же физически
вполне объяснимое. У папуаса отломился палец, тот, которым
он держал и натягивал тетиву лука. И стрела вылетела, сог-
ласно законам механики. Все это произошло внезапно.
Прибежала низенькая толстая администраторша. Она тотчас
же набрала помер и вызвала "скорую помощь". А затем раненно-
го стрелой Коровина отвезли в Куйбышевскую больницу, в пала-
ту несчастных случаев и травм.
Марье Александровне стало плохо. Ей подали стакан с во-
дой. Она отпила глоток, упала в кресло и сказала, как гово-
рят только на сцене, не то сама себе, не то публике:
- Что я скажу родителям Коровина? Как объясню этот нес-
частный случай?
Я подумал, что действительно объяснить этот случай будет
нелегко, особенно родителям. Мне приходилось читать, как
стреляли из лука индейцы, защищая свою жизнь и свободу. А
тут совсем другое дело, стрелял экспонат, хотя никто из нас
не угрожал ни его жизни, ни свободе. Допустим, что папуас
был из глины, но стрела-то все-таки оказалась настоящей.
- Что я скажу родителям Коровина? - спрашивала не то се-
бя, не то нас Марья Александровна.- Как объясню им этот
ужасный случай?
Но мы молчали и смотрели на папуаса, у которого отломился
палец. И мне показалось даже, что папуас усмехнулся, как жи-
вой. Это, разумеется, был обман чувств. Папуас был все-таки
из глины и у



Назад