6f851985     

Гор Геннадий - Капитан Кук



ГЕННАДИЙ ГОР
КАПИТАН КУК
Директор научно-исследовательского института Борис Дак
сделал скорбно-ироническое лицо. Он сказал этнологу Армаге
своим молодым красивым голосом:
- Последний из могикан... Так, кажется, назывался один
старинный роман?
- Да,- ответил Армага.- Вы, по-видимому, не считаете наз-
вание удачным? К сожалению, автор этого романа не имел воз-
можности советоваться с нами. Он умер три столетия тому на-
зад.
Дак вздохнул.
- Я не читал этого романа. Только слышал о нем в детстве
от электронной няни. Нелегко быть последним. Как вы думаете?
Армага промолчал. Он понял, к кому относилось двусмыслен-
ное замечание директора. Ведь Армага был последним из этно-
логов, последним представителем науки, которая давно утеряла
свою актуальность.
- Вы понимаете меня, Армага. Я ничего не имею против вас.
Вы усердно трудитесь у себя в кабинете, на дверях которого
написано: "Сектор первобытного мышленья". Я ничего не имею
против первобытного мышленья тоже. Оно, разумеется, сущест-
вовало. Но не могли бы вы,- директор замялся, подыскивая де-
ликатные, не способные ущемить чужое самолюбие слова,- не
могли бы вы съездить куда-нибудь, привести свежие, добытые в
недрах самой жизни факты для подтверждения своих гипотез? В
конце концов, каждая наука вынуждена опираться на экспери-
мент. Это стало аксиомой еще со времен Галилея.
- Я понимаю, о чем вы говорите. Но что делать? Последний
полевой этнолог, изучавший фольклор пигмеев и папуасов, умер
семьдесят лет тому назад. Повсеместно высшее образование вы-
теснило все рудименты прошлого. Согласитесь сами, что докто-
ра наук, супертехнологи, врачи и математические логики -
плохой материал для изучения наивных и первобытных форм мыш-
ления.
- Я понимаю,- сказал директор.- Но надо смотреть вперед.
Человеческое общество Земли, я уже не говорю о Марсе и Вене-
ре, располагает огромными средствами для поддержки науки.
Мне указали на вас в Управлении научно-экономических проб-
лем. Что это за ученый, заявки которого смехотворно малы?
Вам отпустят средства произвести любой эксперимент, разуме-
ется, если в нем есть необходимость. Подумайте, Армага. По-
кончите со своей, робостью и консерватизмом, не подводите
наш институт.
- А что вы, собственно, хотите?
- Я хочу, чтобы через неделю вы представили план и смету.
Дерзости - вот чего я хочу от вас. Да, это должен быть пры-
жок в неведомое. Надеюсь, вы поняли меня, Армага?
Вся следующая неделя прошла в работе над планом и сметой.
Но никаких свежих и дерзких идей не пришло в голову бедному
этнологу. Ему нужны были некоторые уникальные книги по тео-
рии и истории первобытного мышленья. Вот и все.
Когда Армага вошел в директорскую, держа в руках план и
смету, его слегка лихорадило. Бориса Дака не любили за его
прямолинейность. Другое дело, все предшественники нынешнего
директора. Они смотрели на этнолога так, словно' еще сущест-
вовали этнические границы.
За столом рядом с Борисом Даком сидел молодой человек с
загадочной улыбкой на лице, узком и чернобровом лице мага и
волшебника.
- Познакомьтесь,- сказал директор этнологу, представляя
молодого человека.- Это известный маг и волшебник Робинс.
Кроме административных талантов, у него есть еще одна про-
фессия. Он специалист в области возвращения прошлого и ре-
жиссер. С его помощью, Армага, вам удастся попасть в поте-
рянный рай первобытных нравов. Теперь дайте взглянуть на ва-
шу смету.
Посмотрев смету, Борис Дак рассмеялся.
- Опять книги и рукописи?



Назад