6f851985     

Гор Геннадий - Лес На Станции Детство



ГЕННАДИЙ ГОР
Лес на станции Детство
1
Когда я перешел реку по старому деревянному мосту и оказался на другом
берегу, я понял, что попал в детство.
Кому-то удалоcь восстановить давно исчезнувший мир, все, что иногда
приносили сны и воспоминания.
Я стоял на берегу и смотрел на гору и на лес. Все было точно такое, как в
детстве, и вдали был виден дом, тот самый, из которого я ушел много лет
тому назад.
Он стоял на холме, дом моего детства. Мир возвращался ко мне не спеша, со
скоростью пешехода, рядом с которым идет пространство, показывая свои
дары, вдруг возвращенные мне далеким прошлым.
Кто поставил эту удивительную драму, в которой я должен был изображать
блудного сына? Случай? Но случай всегда посланец настоящего, его верный
слуга, и до прошлого ему нет никакого дела.
Да, детство шло ко мне навстречу. Тропа ласково касалась моих подошв. И
деревья, узнавая меня, передавали одно другому радостную весть, что я
вернулся в свой край.
На поляне заржала лошадь. Та самая, которую мы звали Чалкой. Чалка
нисколько не изменилась, словно кто-то остановил все часы и люди забыли,
что надо срывать листы на календаре.
Затем я увидел ветряную мельницу. Она стояла на том же месте, возле ручья,
закрытого густо разросшимися кустами смородины. Как я любил эту старенькую
мельницу и особенно ее большие деревянные крылья! И мельница тоже любила
нас, ребятишек, приходивших собирать смородину сюда, к прохладному ручью.
Я нагнулся над ручьем, зачерпнул ладонью студеную воду и поднес ее к
губам. Прошлое коснулось моих губ ласково и осторожно. Ручей звенел, мягко
ударяясь о круглые камни, исполняя все ту же монотонную песенку, которая
началась задолго до моего рождения и все длилась, длилась, длилась,
соединяя вечную бодрость с нескончаемым детским сном.
Ручей звенел, и его звон возвращал мне давно утраченные дни и то никуда не
спешащее бытие, когда ты чувствуешь, что все только что началось, как
утро, заглядывавшее в окно вместе с синим кудрявым облаком, плывущим в
просторном деревенском небе.
Ручей словно говорил мне:
- Не спеши. Задержись здесь, посиди. В мире, куда ты вернулся, никто не
спешит. Это же твое возвратившееся детство.
2
Началось это в то утро, когда я пошел на городскую станцию покупать билет.
В большом душном зале было много касс. Это были кассы, где продавались
билеты на обычные маршруты -Ленинград - Москва, Ленинград - Одесса,
Ленинград - Новосибирск... Нет, мне была нужна совсем другая касса, и я
долго ее искал, прежде чем увидел окошечко и под ним надпись:
"Ленинград - станция Детство".
"Проездные билеты, - прочел я, - оплачиваются натуральным временем".
- Что значит натуральное время? - спросил я кассиршу.
Кассирша не ответила. Она была занята. Какая-то женщина в белом летнем
платье возвращала билет и требовала от кассирши вернуть ей время,
заплаченное за железнодорожный проезд.
- Я раздумала, понимаете? Раздумала, - повторяла она. - Билет до станции
Детство слишком дорого стоит. Когда я заплатила за него, я ничего не
заметила. Но стоило мне только зайти в туалет и взглянуть в зеркало, чтобы
поправить прическу и обновить губы, как я обнаружила на лице несколько
морщин.
- Ну и что? - усмехнулась кассирша.
- А вот что! Этих морщин не было до той минуты, как я получила от вас этот
билет. Благодаря вам я постарела на полтора года.
- Не преувеличивайте, гражданка. За ваш билет до станции Детство вы
заплатили всего одним месяцем без трех дней. Если вам кажется дорого,
взяли бы билет до ста



Назад