6f851985     

Гор Геннадий - Лифт



Геннадий Гор
Лифт
Вы бывали на проспекте Уэллса? Нет? А я бывал. Этот проспект построили
недавно. Там есть семидесятиэтажный дом. В семидесятиэтажном доме на
шестьдесят втором этаже живет наш одноклассник Володька Шестиногов.
Как-то раз Шестиногов пригласил меня и Гошу Сингапурова к себе.
- Только приходите ровно к семи, - предупредил нас Шестиногов, - я
люблю точность. И на лифте подымайтесь на обыкновенном, который для всех.
- А что, разве у вас есть еще лифт, который не для всех? -
заинтересовался Гоша Сингапуров.
- Есть.
- А для кого он?
- Эта тайна, которую я не имею права разглашать.
Мы с Гошей переглянулись. Володька любил делать из каждого пустяка
тайну. И нам стало очень смешно. Но мы ничего не сказали Шестиногову и
решили, что приедем точно к семи, придем ровно к семи, минута в минуту,
чтобы уважить Володькину любовь к точности.
Без пяти семь мы уже стояли с Гошей у подъезда. Затем мы вошли, вертясь
вместе со стеклянной дверью, в вестибюль и увидели сразу два лифта. Тот,
который был неизвестно для кого, стоял справа от входа. На нем висело
объявление: "Посторонних просим не пользоваться".
Гоша Сингапуров, как только увидел это объявление, так сразу зажегся.
- Поедем, Андрей, на этом лифте.
- Посторонних просят не пользоваться, - показал я на объявление.
- Просят? - усмехнулся Гоша.
- Да, - сказал я. - И при этом очень вежливо. Еще ни разу в жизни не
видел такого вежливого объявления.
Но Гоша меня не слушал, Гоша повторял:
- Я вовсе не обязан выполнять те просьбы, которые мне не нравятся. И ты
тоже не обязан. Поедем!
Он открыл дверь.
Только он ее открыл и мы сделали шаг, как дверь коварно закрылась,
закрылась сама. В лифте все было не так, как полагается. Стояли стулья, а
в углу даже маленький диванчик. Был и столик, как в парикмахерской. На
столике лежали газеты и журналы, в том числе "Искатель".
- Не понимаю, - спросил я, - куда мы попали?
- Тут нечего и понимать, - ответил Гоша Сингапуров. - Вот, видишь,
кнопка. Сейчас я ее нажму, и мы спокойно подымемся на шестьдесят второй
этаж.
- Обожди. Не нажимай. Может, это совсем не лифт, а что-то другое.
- Лифт. Только новой конструкции.
- А зачем здесь диванчик и стол с журналами? В лифте журналы не читают,
а стоят все с серьезными лицами и думают о том, чтобы поскорее подняться.
- Я все-таки нажму кнопку, - сказал Сингапуров.
Он слегка притронулся пальцем к кнопке, лифт дернулся, а затем стал
мягко и плавно подниматься.
- А нам не попадет? - спросил я.
- За что?
- Посторонним ведь пользоваться нельзя.
- Даже в Европейской гостинице все пользуются, хотя там полно
иностранцев.
Я не стал спорить, а стал ждать, когда лифт поднимет нас на шестьдесят
второй этаж, где нас ждал Володька Шестиногов.
Лифт двигался. Прошло пять минут, десять, пятнадцать, а он все
подымался и подымался, все выше и выше.
- Странно, - сказал я, - он давно бы должен остановиться, а он все
двигается и двигается, словно в этом доме не семьдесят, а по крайней мере
тысяча этажей.
- Тебе кажется, - возразил Гоша. - Пока все в порядке. Он еще не дошел
до шестьдесят второго этажа.
- Давно уже прошел, - стал спорить я. Я взглянул на Гошино лицо. Оно
было напряженное, словно Гоша сидел не на диванчике, а в зубоврачебном
кресле.
- Да, - вдруг согласился Гоша. - Будем ждать.
Я сел на диван, сел и подумал, что сидеть гораздо лучше, чем стоять.
"Теперь понятно, - подумал я, - почему здесь стоит стол с газетами. Это
лифт-читальня, специально для тех, кто не очен



Назад