6f851985     

Гор Геннадий - Ольга Нсу



Геннадий Гор
ОЛЬГА НСУ
1
Корреспондент "Квантовой Зари" Олег Нар, придя в лабораторию
субмолекулярных проблем, в недоумении остановился. Над письменным столом
Главного Субмолекулятора висела надпись, смутившая журналиста явным
несоответствием ее содержания здравому смыслу: "Попробуй, отними у меня мою
смерть".
Может быть, следовало помолчать и подумать, но журналист слишком ценил
свое время, чтобы тратить его на молчание.
- Вы же отняли ее у всех, - сказал Нар.
- Что я отнял? - рассеянно спросил Субмолекулятор. Он просматривал
какую-то сводку, принесенную ему лаборантом.
- Смерть, - ответил неуверенно и смущенно Нар, словно вдруг забыв это
деликатное слово.
- Надеюсь, что вы пришли сюда не для того, чтобы меня за это упрекать?
- Нет. Но для чего висит эта надпись?
Лодий улыбнулся. Он выглядел старше своих лет. И выражение его лица совсем
не подходило ни к его положению в обществе, ни к его заслугам. Вероятно, так
улыбались люди полтора столетия тому назад, люди, чьей участью и призванием
были неуверенность и слабость.
Олегу Нару вспомнились старинные романы об униженных и оскорбленных. Как
удивительно и нелепо, что Великий Субмолекулятор чем-то походил на них, этих
бедных людей. На лице его было просящее, почти умоляющее выражение. Но
корреспондент "Квантовой Зари" сделал вид, что не заметил этого.
- Эти слова,- сказал Нар,- потеряли свой смысл. Они звучат почти как
шутка.
- Но ведь полвека назад они соответствовали истине. Десятки тысяч лет люди
жили, зная, что у них могут отнять их жизнь, но не смерть.
- Но когда-то у них можно было отнять все: благополучие, радость, честь.
Их, кажется, называли тогда униженными и оскорбленными?
Нар посмотрел на Субмолекулятора.
Но теперь на него глядел уже совсем другой человек, величественный и
строгий, похожий на командира сверхкосмолета или на строителя буев в
межзвездных вакуумах. Корреспондент был удовлетворен. Лодий без улыбки больше
соответствовал его представлению о том, каким должен быть современный гений.
- Эта надпись, - сказал Великий Субмолекулятор, - много лет дразнила меня
и старалась опровергнуть мою идею более остроумно и лаконично, чем все мои
многословные противники.
- Расскажите о вашей идее. О противниках не надо. Они первыми побежали на
субмолекулярные пункты, спеша расстаться навсегда со своей смертью, а заодно и
со своими убеждениями.
- Не все. Вы преувеличиваете. Но зачем рассказывать мне вам о моей идее?
- Как зачем! Читатели "Квантовой Зари" хотят знать.
- Но они же знают о моей идее, пожалуй, больше, чем я сам. Они и вы тоже,
Нар. Я не совсем понимаю, зачем, собственно, вы пришли сюда?
- Узнать о бессмертии.
- Но вы-то сами, в конце концов, бессмертны или нет?
- Кажется,- сказал Нар, покраснев. В его голосе прозвучала нотка явной
неуверенности.
- Что значит "кажется"? Это слово меньше всего подходит, когда речь идет
об абсолютном. По-видимому, вы оговорились.
- И да, и нет. Ведь прошло всего три недели, как я подвергся
бессмертизации. Я еще не вполне освоился с новым состоянием своего организма.
Привыкаю.
- А сколько времени вам понадобится, чтобы привыкнуть?
- Годков сто или двести. Не знаю. Во всяком случае, не три недели.
- А почему вы так медлили с субмолекуляризацией? - Голос Главного
Субмолекулятора стал металлическим и отчужденным.
- Я ведь журналист. У меня не было свободного времени. Я должен был
описывать это великое событие, беседовать с людьми, перешагнувшими через порог
временного и природного и прио



Назад