6f851985     

Гор Геннадий - Великий Актер Джонс



Геннадий Гор
ВЕЛИКИЙ АКТЕР ДЖОНС
1
Сестра моя Анна, задержав меня в передней, сказала с таинственным видом:
- Филипп, тебе только что звонили.
- Кто?
- Эдгар По.
- Каком-нибудь болван, которому нечего делать? На узком брезгливом лице
Анны появилось страдающее выражение. Оно появлялось всегда, когда я бывал
раздражен и несдержан.
- Нет, - сказала Анна тихо. - Голос был мечтательный и необычайно
красивый. Вероятно, это и был Эдгар По.
- Уж скорее Хемингуэй или Фолкнер. Эдгар По умер больше ста лет тому
назад.
- Но разве у него не мог оказаться однофамилец?
- Да, какой-нибудь аферист или любитель автографов. Уж эти мне красивые и
мечтательные голоса!
Я снял пальто, повесил его и, не глядя на обиженную Анну, прошел в
кабинет, сел за стол и стал просматривать журнал "Новости физических наук".
В дверь постучалась Анна.
- Тебя к телефону, Филипп.
- Кто?
- Опять он.
- Кто он? Почему ты молчишь?
- Эдгар По, - сказала Анна прерывающимся от волнения голосом.
- Этот болван?
Я вышел в коридор, где стоял телефон, снял трубку и крикнул раздраженно:
- Слушаю!
Необычайно красивый и задумчивый голос произнес:
- Здравствуйте, Дадлин. Вы узнаете мен"?
- Нет, не узнаю.
- С вами говорит Эдгар По.
- Какой По?
- Автор "Падения дома Эшер".
- Бросьте дурачиться. Вы знаете, с кем вы говорите?
- Знаю. С профессором Дадлиным, создателем физической гипотезы
Зигзагообразного Хроноса
- Откуда вы говорите? - спросил я, подозревая, что меня разыгрывает
кто-нибудь из студентов, не сдавших мне зачет,
- Я не могу назвать координаты, - услышал я. - Они еще не вычислены.
В голосе отвечающего прозвучала трагическая нотка, от которой мне стало
не по себе. На минуту мой невидимый собеседник исчез, словно бы в волнах
времени, и затем снова появился.
- Я нахожусь в движении, в очень быстром движении, - донеслось до меня, -
я мчусь к вам, Дадлин. Где вы? Ради бога, где вы? Назовите ваш адрес.
- Город Эйнштейн. Улица Диккенса, 240.
- Город Эйнштейн? В какой стране он находится? Я не вижу его на
географической карте.
- Болван! - выругался я. - Эйнштейн самый знаменитый город. Невежда! Кто
вы?
- Эдгар По.
- Я не верю в воскрешение мертвых.
- Дадлин, почему вы разговариваете со мной таким тоном?
- Извините. Я начинаю догадываться. На днях я читал, что одна из самых
крупных студий ставит биографический фильм "Эдгар По".
- А что такое фильм, Дадлин? Впервые слышу это странное слово.
- Я понимаю, - сказал я, - вы хотите войти в свою роль. Но при чем тут я?
Я не биограф Эдгара По, я только физик.
Желая отделаться от странного собеседника, я выкрикнул известную каждому
спасительную формулу, я проговорил быстро:
- Жму руку.
А затем повесил трубку.
2
Мою гипотезу признали все, даже самые консервативные ученые, но, в
сущности, ее никто не понял до конца.
Десятки энтузиастов работали в своих лабораториях, одни из них, ища
экспериментальных подтверждений моих дерзких идей, другие столь же
неоспоримой возможности посрамить меня и доказать мою полную
несостоятельность.
Среди тех и других выделялся некий Самуил Гопс, техник, считавший себя
крупным специалистом, не то мой друг и сторонник, не то мой тайный враг и
недоброжелатель. Я не доверял ни ему, ни его слишком суетливому энтузиазму.
Этот "экспериментатор" - из уважения к подлинным специалистам беру в кавычки
это слово - позволил себе слишком свободное и фамильярное отношение к
историческим фактам и все якобы ради истины, самой сложной и причудливой из
всех истин. Он "вы



Назад